Новости

О стрельбе патронами РМР

Свои записки по возможности построю так, чтобы дать ответы на максимальное количество вопросов, поставленных компанией-импортером и представленных в таблице «Отчет о проведении тестирования патронов РМР».

Изучив все надписи на пачке, с трудом обнаружил очень скупую (неброскую) информацию о пуле. Указать на пачке более заметно тип и вес пули не помешало бы.
С рассказа о проведенном мной тесте на точность патрона РМР .308-го калибра, снаряженного пулей SP весом 10,89 грамма, и начинаю эти «Записки».

Закрытый тир.
Дистанция стрельбы 100 метров.

Для теста я взял винтовку, построенную на базе ствола со ствольной коробкой и затворно-спусковой группой Tikka T3 Varmint stainless. Оптический прицел Schmidt & Bender PM II 3-12×50 установлен на поворотном кронштейне EAW (Ernst Apel GmbH). Все выстрелы тестируемым патроном произведены с максимально возможным для этого прицела 12-кратным увеличением самым обычным стрелком-любителем.
Из предложенных вариантов пуль к патронам РМР .308-го калибра, — 9,27 г FMJBT, 9,72 г SP, 10,89 г SP, 11,66 г SP, — был выбран третий, весом 10,89 грамма.
До 300 м много стрелял на охоте патронами Norma, снаряженными пулей Nosler Ballistik Tip весом 9,7 г (150 гр), а на дистанцию 100 м в закрытом тире использовал патроны производства Sako с пулей Range весом 6,6 г (102 гр). 30 июня опробовал патрон РМР.

Освещенность в 100-метровой галерее достаточная, но на мой стариковский вкус света можно было бы и добавить. Поэтому освещенность — четверочка. Стрельба осуществлялась сидя. С сошек и заднего (пяточного) упора, которым оборудована ложа моей винтовки. Повторю: прицел обнулен под выстрел на дистанцию 100 м пулей Range весом 6,6 г (102 гр).
Произвожу выстрел тестируемым патроном. Пуля ложится в точку А (см. рисунок). Произвожу замер тщательно, штангенциркулем. Превышение над точкой прицеливания 3 см (31,0 мм), горизонтальное отклонение влево 2 см (21,5 мм). Ввожу поправки. По вертикали: дельта h -3 kl. По горизонтали: вправо +2 kl. Выстрел. Пуля пробивает мишень в точке Б. Это убеждает меня в том, что пуля хорошо «слушается» вводимую поправку. Осуществив, таким образом, пристрелку одним выстрелом, получать группу на дистанции 100 м не стал. Потому что, во-первых, почувствовал, что этой пулей, на эту дистанцию, из этой винтовки, группу получит очень легко. Во-вторых, думаю, что таких групп много пришлют.

Закрытый тир.
Дистанция стрельбы 200 метров.

1 июля в закрытом тире стрелкового комплекса «Лисья Нора», при отличном освещении (5 баллов), естественно, без ветра, установил: пуля SP .308-го калибра весом 10,89 г, патрона РМР (при условии пристрелки — 100 м в «0») на дистанции 200 м «проседает» на 146 мм, практически не отклоняясь по горизонту. Два следующих выстрела, произведенных на эту дистанцию, положили пули с расстоянием между центрами пробоин 26,3 мм (1,03 дюйма), что соответствует 0,5 МОА. Результат для охотничьего (не целевого!) патрона, снаряженного охотничьей же «полуоболочкой», весьма подходящий.

Выстрел по сурку-байбаку.

Каждая дисциплина: стрельба в закрытом тире, открытом тире (добавлю: на стрельбище, полигоне) дает определенную, дополняющую одна другую ценную информацию. Но если ставить вопрос о полноценном тестировании охотничьего боеприпаса, то сделать заключение о его практической применимости, достоинствах и недостатках можно только на основании выстрела в естественных условиях по реальному объекту охоты.
1 июля открылась охота на сурков-байбаков в южных областях России. Те, кто занимался стрельбой сурков, знает, что этого небольшого зверька надо бить только в голову. Это то, что нужно для полевого охотничьего теста!

Тестируемый патрон РМР Standart, снаряженный пулей SP, как следует из уже сказанного здесь, продемонстрировал в тире приличную точность — пристрелка «100 м в 0» осуществлена одним выстрелом, при приемлемой на варминт-охоте кучности. При этом рассматриваемый боеприпас, конечно, не варминтерский. И я патрон этот, конечно, на сурка применять не планирую. Такой объект охоты был выбран мной лишь для ответа на вопрос: смогу ли я произвести «выстрел в точку» тестируемым патроном в реальных охотничьих условиях.

4 июля 2015 года, суббота. Белгородская область, Губкинский район, окрестности Ольшанки.

Ясный день. Ни облачка, ни ветерка. Почти полный штиль. Товарищи, пригласившие на охоту, помогли оборудовать стрелковую позицию в тени деревьев лесопосадки. Солнце, высоко поднявшееся за моей спиной, сквозь листву деревьев прекрасно (5 баллов) освещало противоположный склон балки и четыре сурчины на нем. От огневого рубежа до них — 150 метров.
150 метров — это, конечно, не дистанция для спортивного русского варминтинга. На 150 метрах очень часто приходится стрелять из нарезного оружия на среднерусских охотах. А кроме того, уважаемый читатель помнит, наверное, что в тирах я «прибил» 100 и 200 метров. 150 — не проверял. Значит, поправка (как и в случае пристрелки одним выстрелом на 100 м — см. соответствующий раздел и рисунок) при стрельбе на 150 метров тоже будет получена расчетным путем. Это дополнительное важное условие для теста.

Около 10 часов, когда небольшой сурок-сеголеток достаточно отдалился от норы, произвел выстрел. Стрелял сидя со стола.

Попал. Когда увидел зверька вблизи, убедился, что попал туда, куда стрелял, в голову.

Далее — простите меня. Пишу в газету охотников — не зеленых или защитников прав животных. А симпатичный зверь сурок в данном случае является животным «лабораторным». Я ведь не приехал охотиться на сурков ради их ценного жира и меха. Я приехал тестировать охотничий боеприпас. И характер наносимой им раны (иначе все можно было бы завершить в тире) — очень важный параметр для полноценного теста. Так вот: череп разорвало, мозг был выброшен наружу. Для сравнения, пуля Berger (того же калибра) «прокалывает» голову сурка как шилом.

О работе частей и механизмов оружия с тестируемым патроном и о загрязнении оружия после стрельбы.

Работа частей и механизмов оружия с тестируемым патроном нареканий не вызвала. Высший балл. (В таблице он обозначен как «хорошо»). Задержек при стрельбе, по причине осечек или невыброса гильзы, не было. О неподаче патрона из магазина ничего сказать не могу. Всегда заряжаю по одному патрону. Такая у меня давняя привычка. А вот о загрязнении оружия докладываю отдельно.
При чистке канала ствола использую финскую пену milfoam «Forrest». На баллончике ультрамаринового цвета имеется инструкция по ее использованию. В ней сказано: «Появление синего цвета свидетельствует о процессе окисления меди». Любопытно, но синий цвет при чистке оружия никогда мной не наблюдался.

В описании, сопровождающем изображение пули в разрезе (правда, серии PROAMM), помещенного на стр. 23 июльского (за текущий год) журнала «Охота и Рыбалка XXI век», отмечено: «6. Оболочка из высококачественной меди». Определение «высококачественной» меди заставило задуматься: «Что? В материале, из которого сделаны пули других производителей, медь другая? Невысококачественная?»
При чистке канала ствола после стрельбы в тирах 30 июня и 1 июля разными пулями протирочный материал приобретал «обычный» темно-серый («свинцовый») цвет. А вот после единственного(!) выстрела, произведенного тестируемым патроном по сурку 4 июля, при чистке винтовки я вытолкнул шомполом из канала ствола густую жидкость чистейшего цвета ультрамарин. Так вот что, возможно, «зашифровано» в фирменном ультрамариновом цвете компании! Материал, из которого сделаны производимые ею пули. Высококачественная медь!

Итог теста на точность.

По результатам, полученным в ходе тестирования, можно сделать выводы:
— тестируемая пуля SP патрона РМР южноафриканского производства «хорошо слушается» поправку, полученную расчетным путем;
— пуля пригодна (пока могу говорить только о качественном варминтерском стволе) для охотничьей стрельбы «в точку» на дистанциях до 200 м;
— судя по характеру нанесенной ей раны, пуля тестируемого боеприпаса весьма пригодна для охоты на более крупного зверя.
Тест южноафриканского патрона продолжается.

Нет комментариев

    Оставить отзыв