Новости

Не давайте повода…

Помню и другие. В пору моего детства охотники, выплыв, не забирали из лодок даже ружей. Немного подосадовали и решили, что для нас куда важнее прекрасный денек золотой осени. Но, как бывает в октябре, ночью потянуло холодом, поднялся ветер, стал налетать дождь. И хотя можно было взять еще с пяток птиц, я пожалел жену и выплыл рано.

От уреза камышей до берега метров пятьдесят. Прекращаю грести, разряжаю ружья, затем плыву к берегу. Подошедшей встречать жене я, как обычно, вешаю на каждое плечо по ружью, собираю чучела уток и патроны, и мы идем к стоянке. До палатки и машины шагов сорок. На стоящую рядом «Ниву» с затемненными стеклами даже не обратил внимания. Посчитал за обычное проявление любопытства.

У палатки освобождаю даму от ружей и складываю их на стоящий рядом столик. Из «Нивы» выходит человек в камуфляже, представляется и просит документы. Признав во мне не раз охотящегося в этих краях, документы возвращает не раскрытыми. Собираюсь перекинуться несколькими обычными в таких случаях фразами, но происходит неожиданное.

«Вам надо быть поосторожнее с оружием», – это инспектор. «А в чем выразилась неосторожность, ружья я разрядил еще на воде», – это уже я. «Вы передали оружие постороннему человеку и сделали это в присутствии свидетеля», – это уже появившийся из «Нивы» молодой милицейский лейтенант.

Я даже оглядываюсь в поисках постороннего, потом, все еще не веря в серьезность происходящего, пытаясь обратить все в шутку, говорю, что бабушка моя не может считаться посторонней. На что следует ответ, что в данном случае она «посторонний», такие теперь у нас законы.

И я начинаю понимать, что сценарий родился за те сорок шагов. Различаю в «Ниве» третий персонаж – давно не бритую помятую личность. Ага, вот и свидетель. Ну такой подпишет, что угодно. «Я имею все основания составить протокол об административном правонарушении». Как вы догадываетесь, это опять лейтенант.

Оправдываться не собираюсь, во-первых уверен в своих возможностях опротестовать этот бред, во-вторых, просто противно. Тоже мне опасное противоправное деяние. Формулировки, определяющей термин «передача оружия», толком вспомнить не могу, но уверен, что к данному случаю она неприменима.

Возвращается способность взглянуть на ситуацию с некоторой долей юмора. Что движет этими людьми? Желание продемонстрировать свою значимость? А может, считают, что я привез любовницу и мне не нужна огласка? В таком случае это комплимент нам обоим. Но глаза-то у них есть.

Для начала надо посоветовать побрить свидетеля, а уж затем убедиться в наличии у лейтенанта предписания. Знаю, что напишу в протоколе, кому буду звонить сразу и кто даст юридическое толкование. А дальше по обстановке. Кое-что сообщаю собеседникам, а мысль о том, что в толковании закона должен присутствовать здравый смыл, а неумные исполнители закон лишь дискредитируют, высказываю не слишком дипломатично.

Уверенное поведение, похоже, работает в мою пользу. Раз мужик не испугался, значит, с ним не так просто, хотя на их стороне безлюдье и свидетель. С другой стороны, лейтенант не может не понимать шаткости своей позиции, если обладает хоть минимумом юридических познаний. Хотя кто знает, может, аттестован из агрономов или ветеринаров, райотдел-то сельский.

Наступательный тон сменяется снисходительно-примирительным, в конечном итоге расходимся. Но хорошее настроение от двух последних красивых и дальних выстрелов утрачено.

Среди моих близких квалифицированных юристов более чем… Но позвонил я имеющему серьезную судебную практику, заслуженному и высокопоставленному. Интересовали меня мои перспективы в случае судебного разбирательства. Ответ сводился к тому, что по сложившейся судебной практике передача оружия считается состоявшейся при возможности использования оружия. В моем случае формально вопрос мог возникнуть, если бы я отдал заряженное ружье.

Но, друзья-охотники, задуматься все же стоит. Часто мы несем оружие менее выносливого товарища, помогая пожилому охотнику, берем из лодки тяжелое ружье. Оценивая чужое ружье, стреляем из него по мишени. Да мало ли подобных житейских ситуаций, на которые нормальный проверяющий внимания не обратит. Но о непорядочных и относящихся к категории способных разбить лоб при необходимости помолиться стоит помнить.

Если вы несете чужое ружье в присутствии хозяина, непременно разрядите. Во-первых, это отвечает требованиям безопасности, во-вторых, можно будет оспорить возможность применения. Непреложным правилом должно быть следующее. У каждого находящегося на виду ружья где-то рядом должен быть владелец. Оставленное в вашей машине ружье приятеля, отъехавшего в соседнюю деревню за… молоком, вполне может быть причислено к числу переданных. Попадать же в цепкие лапы милицейского компьютера не стоит. Это может осложнить жизнь в дальнейшем, хотя в РУВД вы до этого бывали по поводу замены паспорта и перерегистрации ружья.

В силу сложившейся практики вы в любом случае являетесь обороняющейся стороной. Правовое государство в российском варианте подразумевает бесправных граждан. Если к этому добавить возможность вольного толкования закона, то становится совсем не смешно. Так что старайтесь не давать повода для конфликта. Берегите нервы, время и деньги.

Нет комментариев

    Оставить отзыв