Новости

Дровосек в стиле хай-тек

 

Еще два десятка лет мы не могли и подумать, что будем делать топоры из ракетного металла, карбона и стали, которая закаляется в азотной среде или в жуткой минусовой температуре. Мы решили показать, до чего дошел прогресс в области… топоростроения, и рассказать о трудах топороинженеров, топородизайнеров и вообще топорных дел мастеров. Чем будут рубить в будущем? Чем стоит рубить уже сейчас?

 

Хай-тек порождает направленность развития индустрии, и она склоняется к двум вещам, о которых мы здесь лишь упомянем. Одна из них — индустрия ради индустрии, дизайн ради дизайна. Если нож сделан из порошковой стали и композитного материала, этого достаточно, чтобы он стоил как мобильный телефон. Функционал хромает, но он такому изделию как-то и не нужен.

Рынок страдает от засилья бестолковых томагавков, рубить которыми нельзя, колоть тоже, и единственное, для чего они годятся, — это орудовать ими как монтировкой-ломом-фомкой, распугивать зевак и ворон на даче. Еще одна направленность — искусство.

Гравировки, узоры, работа над рисунком дамасской стали. Функционал присутствует, но рубить и резать этими произведениями искусства — моветон. А душа просит чего-нибудь сделанного из лучших материалов на этой земле, при этом хочется, чтобы вещь оставалась орудием труда, чтобы и дровишек заготовить, и шестов для тентов наделать и даже мяса нарубить. Безусловно, отличная вещь в этом плане — топор марки Hogue.

 

Бланк клинка топора после гидрорезки.
Ему предстоит еще пройти плоскошлифовальный станок, фреза снимет все острые грани и фаски на нем, гриндер выведет спуски.

Американский ножедел Аллен Элишевиц — известный мастер, чьи ножи раскупают спустя минуты после письма-извещения о новом поступлении. Он «подрабатывает» дизайнером в колюще-режущем ответвлении компании Hogue, ему нравится подход фирмы к качеству изделий, производственная мощь и в целом реализация его дизайнерских мыслей. Аллен устал от засилья тактических томагавков, которыми трудно разрубить хоть что-нибудь, кроме оконного стекла или пачки чипсов, и разработал собственный топор.

Его общая длина 13 дюймов. «Это, пожалуй, самый удобный размер для такого топора, — говорит Элишевиц о своем изделии. — А форма лезвия позаимствована у средневекового боевого топора. Я хотел, чтобы топор занял пропасть между томагавками и традиционными топорами. Его можно назвать боевым или тактическим, но он отлично подходит для использования на природе. В лезвии вырезано отверстие, с помощью которого топор надевается на поворотный замок ножен. А в сами ножны встроен магнит, прижимающий лезвие к стенке так, чтобы замок можно было повернуть. Такой топор легко вставить в ножны одной рукой. Дополняют картину грамотная геометрия лезвия, рукоять переменного сечения, ну и, конечно, радующая глаз расцветка».

Хоть топор и фабричное, промышленное изделие, над которым трудится добрый десяток различных станков, на выходе контроль качества проходит через человеческие руки. Как и заточка и полировка режущей кромки, которая сделана из S7 — устойчивой, инструментальной, ударопрочной стали. Наряду с неплохой твердостью 54–56 единиц по Роквеллу сталь сохраняет устойчивость к выкрашиванию и сколам. Весит около 450 граммов. К топору на солидных винтах можно прикрепить три инструмента: молоток, ледоруб-пику и гвоздодер. Это, видимо, дань трендам модульных и настраиваемых под нужды владельца инструментов.

 

Наш ответ западным успехам от Валерия Толкачева. У этого топора паз под лезвие вырезан высокоточным инструментом, и даже не фрезой, а с помощью эрозионного станка, в котором резка осуществляется с помощью молибденовой струны под напряжением.

Приятно осознавать, что в современном мире есть «наш ответ западным успехам». Это помесь традиционной секиры и томагавка из не совсем традиционных материалов — детище 36-летнего ножедела Валерия Толкачева, скроенное из ракетного металла, порошковой стали и карбона, полнейший хайтек в одном из первых орудий труда первобытного человека. Родилось это чудо в России, в Орле.

«Сталь я использую производства США — CPM 3V, имеющую огромную ударную вязкость — самое то для топора, — пояснил Толкачев. — При угле заточки 70 градусов можно без последствий перерубить гвоздь. Но, конечно, топоры не для этого. Рукоять из легчайшего и очень прочного титана переливается всеми цветами радуги после оксидирования. Думаю, титан, карбон и порошковая импортная сталь сыграли огромную роль в успехе изделия. Карбон — красивый материал, к тому же легкий и прочный. Баланс веса топорика в клинке — это отлично для точных рубящих ударов. Клеймо выжжено лазером».

 

Лезвие достаточно вставить в расщелину на топорище. Было бы неплохо иметь на этом топоре-мультитуле небольшую пилу (хотя бы на обухе). Иначе для изготовления инструмента придется носить ее с собой, а в таком случае топор вовсе может оказаться невостребованным.

Сталь CPM 3V известна в мирке найфоманов как «неубиваемая железяка», правда, рыжеет она от влажности охотно. Вязкая, выносливая, мощная — иначе не назовешь. В плане термозакалки можно назвать неприхотливой, ее легко испортить разве что новичкам. Но выводить на ней спуски — чуть ли не половина подвига, поэтому встречается она нечасто на серийных ножах или топорах. А среди ножеделов есть мастера, которые ни с чем больше не работают, кроме как с этой сталью. Зачем их покупают? Толкачев приводит аргументы покупателей: «Положу в машину, будет там лежать на всякий случай», «У камина поставлю», «Подарю хорошему человеку».

 

А бывают топоры, которым не нужны ни ножны, ни рукояти. Крохотная американская компания «Клекер найвз» предлагает топор, рукоять к которому в случае необходимости можно сделать самому, а в состоянии покоя топор едва ли займет больше места, чем кошелек. Изделие являет собой бланк стали с намеками на мультиинструмент, известный многим по велосипедному бардачку времен СССР. Несколько отверстий для гаек и шестиугольных бит, шкуродер, линейка.

Чтобы прикрепить топорище, нужно найти подходящую деревяшку, сделать в ней поперечный пропил, вставить в него лезвие топора, завинтить до упора гайку-фиксатор — и все, топор готов. Правда, люди, у которых на руках немало мозолей от топорища, уверены, что эта вещица больше пригодна для хвастовства и баек в забегаловках, чем для работы.

Нет комментариев

    Оставить отзыв