Новости

Судьба европейской норки в Беларуси

В этой статье мы остановимся лишь на одном случае и поговорим о судьбе европейской норки. По Г.А. Новикову (1939 г.), распространенная на территории Беларуси европейская норка относилась к подвиду среднерусская норка.

По сообщению И. Зеленского (1864 г.), норка, подобно многим другим хищникам, в Минской губернии, и особенно в Полесье, сохранилась в довольно большом количестве. По материалам А. Киркора (1882 г.), европейская норка была наиболее многочисленна в Могилевской, Минской, Витебской, Гродненской (Беловежская пуща) губерниях. П.П. Семенов (1905 г.), говоря о животном мире Беларуси, писал, что норка редка и обитала обычно по берегам небольших рек и озер.

По материалам И.Н. Сержанина (1948 г.), в 1932–1939 годах норка встречалась во всех районах восточных областей республики. В указанные годы больше ее было в Могилевской области, несколько реже она встречалась в Витебской, а еще реже в Минской и Гомельской областях.

В 1948–1952 гг., 1955–1959 гг. территория распространения европейской норки несколько сократилась. Резко уменьшилась и численность этого вида (И.Н. Сержанин, 1961 г.). Этот автор также отмечал, что особенно ничтожны естественные запасы норки в Брестской и Гродненской областях.

Закупки шкурок европейской норки в республике также невелики. Так, например, в 1937 г. их было закуплено 940, в 1938-м и 1939 г. в 1,5 раза меньше. С 1946-го по 1949 г. ежегодная заготовка колебалась в пределах 213–387 штук, с 1950-го по 1953 г. — 401–530 штук. Максимальное количество шкурок норки заготовлено в 1964 году — 1269 (В.В. Васильков, Б.З. Голодушко, 1969 г.). В 1995 году в минском издательстве «Ураджай» вышел фундаментальный труд Сидоровича В.Е. «Норки, выдра, ласка и другие куньи». Этот автор о европейской норке написал (стр. 28–29) следующее: «Европейская норка, еще в 30-40-х годах текущего столетия распространенная по всей территории Беларуси, в настоящее время является редким, исчезающим видом фауны. В начале 50-х годов ее популяции находились в состоянии глубокой депрессии, причиной которой, вероятно, был перепромысел.

В начале 90-х годов европейская норка сохранилась лишь на северо-востоке Беларуси… Вероятно, в ближайшие 5–10 лет европейская норка исчезнет как вид фауны Беларуси, и сохранить ее представляется возможным пока только посредством разведения в неволе».

В более позднем издании этот же автор о судьбе европейской норки высказывал такое мнение. «К настоящему времени американская норка распространилась по всем основным речным системам республики: Березине, Неману, Сожу, Припяти, Днепру, Западной Березине. В результате этого она вытеснила аборигенный вид фауны Беларуси — европейскую норку, которая еще единично встречалась в некоторых водоемах бассейнов рек Ловать, Оболь, Лучеса, Оршица, Ствига, где численность ее ориентировочно составляла около 200 особей.

После проведенных более обстоятельных многолетних исследований ученые пришли к выводу, что в основе депрессии и исчезновения популяций европейской норки лежит конкуренция с американской норкой» (В.Е. Сидорович, 2003 г.). Это мнение В.Е. Сидоровича, что европейская норка в Беларуси исчезла по причине конкуренции с американской норкой, нельзя считать верным. По-моему более правильное объяснение этому процессу вытеснения американской норкой европейской дали практические работы Д. Терновского и Ю. Терновской по скрещиванию различных видов куньих. Свое видение этой проблемы они изложили так: «Выявлен и смоделирован основной механизм, объясняющий главную причину исчезновения европейской норки в природе. Она заключается в биологической несовместимости между акклиматизантом — американской норкой, бурно расселяющейся в естественных условиях, и аборигеном — русской норкой. Оба вида норок способны спариваться между собой, но потомство не появляется, так как беременность заканчивается резорбцией зародышей в чреве матери. Такая своеобразная репродуктивная изоляция на эмбриональном уровне представляет собой редкий пример вытеснения одного вида другим. Повсюду, где появляется американская норка, обязательно исчезает аборигенная». (Авторы: А. Тихонов, Д. Терновский, Ю. Терновская, В. Воронов, Г. Воронов. Статья «Cохранить русскую норку», журнал «Охота и охотничье хозяйство». — Москва, 1985. № 11. — С. 18–19).

Я прокомментирую предыдущие публикации В.Е. Сидоровича. В указанных трудах, по моему мнению, что очень важно, не указываются годы, в которые проводились учеты европейской норки, каким составом учетчиков, методика проведения учета и т.п.

Публикации разделяют 12 лет. Во всех случаях фигурирует одна и та же территория и практически одна и та же численность. Все это наводит на мысль, что автор, публикуя данные о европейской норке, вводит в заблуждение не только научные круги, но и общественность.

Клеточным разведением норок в Советском Союзе начали заниматься с 1929 г., постоянно поголовье норок увеличивалось, и в настоящее время они стали основным объектом звероводства (Г.М. Дивеева и др., 1977 г.). Для клеточного разведения за стандарт была выбрана американская норка, которая крупнее, лучше опушена и более плодовита, чем европейская норка. И в дальнейшем зоотехнический отбор шел исключительно по этим признакам.

В 1928 году была построена крупная промышленная звероводческая ферма в Подмосковье — племзверосовхоз «Пушкинский», который являлся флагманом советского звероводства (В.А. Берестов, 1992). В послевоенный период клеточная пушнина являлась важным источником валютных поступлений страны. В связи с этим было принято решение о расширении сети звероводческих хозяйств в системе потребительской кооперации, в том числе и на территории Беларуси. Такие хозяйства, например, были организованы в Пинском, Вилейском, Гродненском и Калинковичском районах. Помимо государственных зверохозяйств, построенных по типовым проектам (шедовое содержание), норок начали разводить на колхозных фермах и в частном секторе в клетках кустарного производства, которые не в полной мере обеспечивали сохранность зверьков. Таким образом, в республике была создана широкая сеть пунктов по разведению зверей в неволе. Во многих этих пунктах выращивалась американская норка с различными цветовыми вариациями, поэтому судьба европейской норки была уже предрешена. Вопрос был лишь времени. Многие охотники добывали в охотничьих угодьях цветных норок, явно сбежавших из звероводческих хозяйств. Сам я добыл лишь одну, в 2008 году в Климовичском районе Могилевской области в пойме реки Ипуть. Зверек был пастельного окраса, но по размерам больше походил на дикую форму. Из-за необычного окраса эту норку я привез в Минск, где она попала к таксидермисту Анатолию Хоружему. Дальнейшая судьба этой особи мне неизвестна. Подобные экземпляры добывали и мои коллеги — Евгений Востоков (московская школа охотоведения) и Иван Довгучиц (иркутская школа охотоведения). Вот несколько примеров.

Иван Антонович в 1983 г. добыл норку черного окраса на ручье Студенец Логойского района Минской области, которая была длиной 72 сантиметра; аналогичную особь, но уже стандартного (темно-коричневого) окраса, он добыл в 1985 г. в указанном районе на реке Лонва.

Евгений Востоков добыл в 1989 г. две норки пастельного и голубого окраса на реке Полота (бассейн Западной Двины) Полоцкого района Витебской области. Особь голубого окраса он добыл в 1994 году на реке Шаня (бассейн Оки) Медынского района Калужской области, Российская Федерация.

Процесс вытеснения американской норкой европейского вида ускорился после проведенных выпусков первой в охотничьи угодья. С 1953 по 1958 годы в угодья республики было завезено 8 партий американской норки общим количеством 895 особей, которых выпустили, главным образом, в угодья заказников Минской, Могилевской, Гомельской и Гродненской областей (М.П. Павлов и др., 1973 г.).

Широкому расселению зверьков и образованию высокой плотности во многих водоемах содействовал введенный в 1957 году на три года запрет промысла норок по республике. К этому следует добавить высокий паводковый гидрорежим основных водотоков Беларуси, интенсивные мелиоративные работы на ее территории, направленные на осушение избыточно увлажненных земель (создание каналов), строительную деятельность бобра (строительство нор, хаток, плотин), в результате чего создавались биотопы, благоприятные для всех околоводных животных. Кроме этого, дикая фауна пополнялась и норками, сбежавшими со звероферм. В отдельные годы средняя плотность норок к началу сезона охоты в лучших угодьях РБ достигала трех особей на 1 км русла реки (С.И. Кононов, 1984 г.).

Продолжение следует…

Нет комментариев

    Оставить отзыв