Новости

Слезами пожар не потушить!

В рамках раздела IV тематического плана исследований НОУ «Институт природоресурсного и экологического права» на период до 2018 года нами осуществляется сбор информации о влиянии природных (лесных, степных и др.) пожаров на фауну и охотничье хозяйство России.

Если вам известны лесные пожарища площадью более 10 тыс. га и известно, в каком году произошел лесной пожар, будем весьма благодарны за предоставление этих сведений. Необходимо указать следующие данные: субъект РФ, административный район, ближайший населенный пункт, расстояние и направление от него до пожарища.

Приветствуется и дополнительная информация: когда произошел лесной пожар (год, месяц), присвоенный ему номер, предполагаемая или установленная причина пожара, сколько длился пожар с момента возникновения (обнаружения) до локализации или ликвидации, характеристика пожара (низовой, верховой, подземный), скорость распространения огня (беглый, устойчивый), описание лесной растительности и животного населения до и после пожара.

Обращаем отдельное внимание на то, что особый интерес представляет влияние пожаров на охотничьих животных. Важны любые ваши наблюдения: как вели себя различные животные (звери и птицы) непосредственно во время пожара, какие изменения в животном мире вы наблюдали на выгоревшем участке и в его окрестностях за ряд лет после пожара и как вы считаете, связано ли это с пожаром или есть другие причины (естественные колебания численности, перепромысел или недопромысел, погодные явления, различная деятельность человека и пр).

Также вы можете направлять нам информацию обо всех фактах ограничений охоты, переносов сроков ее открытия по причине природных пожаров.

Отметим, что количество российских публикаций, посвященных влиянию природных пожаров на фауну и охотничье хозяйство, невелико. Несмотря на масштабность ежегодных природных пожаров на территории России и их огромное влияние на фауну, какая-либо единая программа общероссийского уровня по изучению этих процессов, насколько нам известно, отсутствует.

Хотя на важность изучения влияния пожаров на фауну указывали всем известные классики — С.Т. Аксаков, Л.П. Сабанеев, А.Н. Формозов. Одной из весомых причин «глухоты» лесных чиновников, «не слышащих» охотников и охотоведов при принятии решений (возможно сказать, одностороннего характера) по ограничению охоты из-за пожаров в лесу, можно считать «недоизученность» этой темы охотоведами.

Конечно же, и отсутствие институциональной самостоятельности охотничьего ведомства, которое находится в системе Минприроды вместе с Рослесхозом и «обделено вниманием», вернее, наделено им по остаточному принципу, «при таком раскладе» служит причиной устоявшегося тезиса «природных руководителей», что «лес важнее охоты». А страницы охотничьих СМИ…

Эти страницы постоянно перед открытием сезона охоты насыщаются тревожными статьями охотников с мыслями о том, не учудят ли власти очередного ущемления охотников из-за пожаров или пожарной опасности в лесах.

Вспомним недавнюю статью в «РОГ» № 31 от 29 июля 2015 года Игоря Максиматкина «Это костер, у кого надо костер».

Для интересующихся этой темой обозначим координаты одной из наших статей по этому поводу. Статья размещена на сайте «Ассоциация профессиональных охотников» под названием «Пожары: факты и домыслы». Здесь же есть ссылки на некоторую литературу по этой теме.

Предполагаем, что одним из возможных шагов по противодействию неправомерным решениям об ограничении охоты из-за природных пожаров может служить знание и фиксация охотпользователями динамики КПО (класса пожарной опасности) на территории своего охотхозяйства. Ведь именно изменение КПО (даже более чем метеопрогнозы и прогнозны, данные ИСДМ — Рослесхоз) служит причиной инициации «лесниками» принятия властями решений об ограничении охоты. На этом остановимся чуть подробнее, хотя об этом мы уже упоминали в «РОГ» № 38 за 2014 год.

Причиной закрытия, переноса сроков или ограничения охоты зачастую является пожарная опасность в лесах, под которой понимается сама возможность возникновения и распространения лесных пожаров.

Она определяется, с одной стороны, типами лесных насаждений (разряды пожарной опасности по типам лесорастительных условий), с другой стороны, условиями погоды. По условиям погоды определяют класс пожарной опасности (КПО). Его рассчитывают на основе показателя, определяемого на 13.00 местного времени как сумму произведения температуры воздуха на разность температуры и точки росы за число дней без дождя. Выделяют пять классов пожарной опасности по условиям погоды. При первом пожарная опасность отсутствует, при пятом — она чрезвычайная.

В целях противодействия неправомерному принятию решений по ограничению охоты из-за пожаров органам управления охотничьим хозяйством субъектов РФ, дирекциям и охотоведам охотничьих хозяйств, охотничьим СМИ, научным учреждениям и общественности (РОРС и др.) может оказаться полезным знание прогнозов лесопожарной обстановки и классов пожарной опасности.

Такую информацию можно запрашивать (при необходимости ежедневно) у метеостанций, в авиаотделениях (и других подразделениях авиалесоохраны) или в органах управления лесным хозяйством. Кроме этого, вполне возможно для расчета КПО использовать некоторые современные портативные метеостанции (нам известны охотпользователи, которые приобрели себе такие устройства и используют их с различными целями).

Отслеживание и фиксация изменений КПО с «охотничьей стороны» могут быть использованы в борьбе с ограничениями охоты «со стороны лесников» и, возможно, позволят в случае достаточного понижения этого показателя на значительной территории субъекта РФ добиваться снятия запрета на производство охоты в тех районах и/или охотхозяйствах, на территории которых КПО по условиям погоды снизился до необходимого уровня.

Отметим и то, что специальных исследований о роли охотников (рыбаков, грибников) в возникновении пожаров нам обнаружить не удалось. По нашему мнению, она явно преувеличена. Следует скорее отметить положительную роль охотников в своевременном обнаружении пожаров и участие в их ликвидации.

Нет комментариев

    Оставить отзыв