Новости

Рождение страсти

rojdenie strasti 1

Сурок – самый увесистый представитель беличьего семейства.

Моим соседом по лестничной площадке был Виталик с женой Катей, красивой длинноволосой женщиной и тремя детьми. Виталий был большим любителем выпить, чего нельзя сказать обо мне, поэтому Катя положительно относилась к нашей дружбе. Катин муж очень увлекался охотою. Однажды он мне предложил поехать с ним в места, где его одноклассник Миша занимался промыслом сурков. Эта идея мне очень понравилась.
И уже в следующую субботу мы мчались по дороге на старом, но резвом Иже следом за Мишиным мотоциклом. Нас окружали заросли акации и дикой смородины. Склоны и лужайки изобиловали сурками, которые, увидев нас, со всех сил неслись к норам. Но они не спешили скрываться в своих жилищах, а высоко задрав хвосты, сильно свистели, информируя другие семьи о появлении нежданных гостей. Семьи сурков живут очень дружно. Натоптанные между норами тропинки – лучшее тому доказательство.
Наш Юпитер хорошо себя чувствовал на ровной местности, а как только дорога уходила вверх, нам приходилось спешиваться и катить его. Через некоторое время он вовсе отказался ехать. Мы решили сделать привал, но, не успев расстелить скатерть, в полусотни метров увидели сурка. Грызун отчаянно пытался скрыться в норе, поднимая за собой столб пыли. Увидев происходящее, Миша схватил ружье и, заряжая его на ходу, понесся к норе. За ним тут же побежал мой новый друг и наставник.

 

rojdenie strasti 2

Сурок – это источник не только хорошего меха, но и полезного жира, а также вкусного мяса

МЕХ — ЭТО НЕ ГЛАВНОЕ.

Популярность охоты на сурка в южных регионах России обусловлена тем, что проводится она в межсезонье. Сурок – это источник не только хорошего меха, но и полезного жира, а также вкусного мяса. Охоту на этого шустрого грызуна еще называют варминтингом. Этот спортивный вид охоты требует точной стрельбы на дальние расстояния. Также на охотника накладываются ограничения по количеству патронов и трофеев. Обязательными являются и требования к разделке добычи и добору подранков.
Охота началась. Окинув глазом обещанное мне разряженное ружье, я взял столовый нож и побежал к товарищам. То, что происходило дальше, повергло меня в ужас. Упав на живот, Миша сунул ствол своего ружья в нору и нажал на курок. Оттуда хлынуло облако дыма, и полетели камни. Сделав несколько кувырков по земле, Миша повернул ко мне свою посеченную камнями физиономию и крикнул, чтобы я притащил проволочный крюк. Он орудовал им в норе, словно кочегар в печи. Через мгновение небольшой зверек с желто-красноватым мехом был уже в руках Миши. Вот так прошло мое знакомство с аборигеном казахстанских степей и алтайских гор. Уже потом, умывшись родниковой водой, стрелок успокоил меня, сказав, что этот случай был исключением из правил.
Стальные скакуны, отдохнув, резво понесли нас в манящую даль. В ущельях на нашем пути часто ставали горные ручейки, в которых мы утоляли жажду. Дорога постоянно сужалась и вскоре превратилась в зажатую скалами тропинку. Я предложил Толику поменяться местами и сел за руль. За перевалом на спуске я выключил мотор, и мотоцикл докатился до самого крутого участка нашего пути. Я все сильнее жал на тормозную лапку до тех пор, пока она не уперлась в подножку, но наш Иж и не думал сбрасывать скорость, летя под откос на бешеной скорости.
– Виталик! Тормоза! – громко кричал я, отчаянно крутя рулем, стараясь не съехать с тропинки.
– А-а-а! – орал мне в затылок Виталик, вонзившись пальцами в мои ребра.
Мы мчались, постоянно увеличивая скорость. Неожиданно впереди показалась полянка, полностью заросшая акацией. Я рванул руль в сторону, направляя Юпитер к спасительному островку, но на нашем пути стал притаившийся в траве камень. Пролетев несколько метров через ветки, оборванным, но живым, я упал на землю. А из кустов непрерывно доносились стоны Виталика вперемешку с проклятиями.
Помогая товарищу выбраться из акаций, я обескуражено молчал, боясь посмотреть на его истерзанное шипами лицо. Нашему скакуну досталось не меньше. Он осуждающе смотрел на меня разбитой фарой.
– Ты зачем нас в кусты завез, дурило? Тропинку не рассмотрел?
– Виталик, тормоза отказали, могли и насмерть разбиться!
– Ногой бы тормозил!
– Вот сам бы и тормозил, а не вопил, как недорезанный барашек! Ну ладно, не злись, поехали дальше!
Миша, ждавший нас внизу, смотрел на что-то через бинокль. Увидев нас, он с такой силой начал смеяться, что заразил и нас. Сурки, наверное, никогда не встречали столько истерзанной, но веселой компании. Остальную дорогу я уже ехал с Мишей на его мотоцикле. Виталик решил отдохнуть от меня.

rojdenie strasti 3

Сурки бывают равнинными и горными. Первых называют байбаками, а вторых – тарбаганами. Эти грызуны очень пугливы и обладают великолепным зрением

 

ПОПРОБУЙ УДИВИТЬ!

Сурок – самый увесистый представитель беличьего семейства. Он имеет густой и теплый мех бурых тонов. Сурки бывают равнинными и горными. Первых называют байбаками, а вторых – тарбаганами. Эти грызуны очень пугливы и обладают великолепным зрением. Но в то же время они равнодушны к объектам, которых не считают своими врагами. Например, сурок может с любопытством разглядывать одетого в яркую одежду охотника. Большую часть жизни грызун проводит в норе, покидая ее только утром и вечером.
– Ура! Приехали! Вот это мое место! – радостно воскликнул Миша, подъезжая к затертому вагончику с давно разбитыми окнами. После короткого ознакомления с ТТХ мне выдали ружье. Согласно еще более короткому охотничьему инструктажу, я должен лежать позади норы и стрелять в голову ее хозяина, если такова покажется. Несколько расположенных неподалеку нор были очень быстро найдены. Грызуны, не подпустив нас на расстояние выстрела и тревожно засвистев, скрылись в своих владениях. Заняв позицию с другой стороны от выхода, мы легли на землю и застыли в ожидании. Комары, обрадовавшись нам, быстро приступили к своей охоте. С каждым часом ожидания настроение и охотничий запал угасали. Надежды, что осторожный сурок выставит свою голову на расстрел, почти растаяли.
Я уже хотел уснуть назло комарам и байбакам, но тут из норы что-то выглянуло и исчезло. Это произошло так быстро, что я даже не успел моргнуть. Адреналин и азарт вмиг прогнали сон. Следующее появление зверька я уже ждал. Грохот выстрела ознаменовал победу и приковал ко мне внимание сотоварищей.
– В кого стрелял? – заорал Виталик, видя, что я расслабленно продолжаю лежать на земле.
– Кажется, кто-то выглядывал, – радостно ответил я.
– Так беги скорей! – вскочив, в два горла закричали Толик и Володя. – Убежит, убежит!
Отбрасывая смертельно раненного сурка от норы, я с восторгом и глубоким уважением рассматривал свой первый трофей.
Все знают, что новичкам везет. Буквально через полчаса я отправил пулю во второго хозяина подземелья. Подбежав к грызуну, я замер в нерешительности: огромный тарбаган медленно заползал в нору.
– Хватай! Держи! – орали товарищи.
Убрав с рук ружье, я вцепился за мускулистые задние ноги сурка и попытался вытянуть его с норы, но у меня ничего не получилось. Грызун как будто врос в землю. И тут произошло неожиданное. Раздался тихий треск и через мгновение я был весь в зловонной желто-зеленной массе.
– Немного отпусти, дерни и бросай! – непрерывно шли советы!
Я так и сделал. Сурок полетел прямо на Виталика. Зверек ударился об его грудь, сделав футболку желтой, и вцепился в щеку.
– А-а-а! – бешено заорал невезучий охотник, а грызун спрыгнул с груди и забежал в нору.
– Что ж за охота без передряг! – глубокомысленно, но не к месту изрек я, счищая пучком травы со своей рубахи результат сурчиного маневра.
– Поломаю! – доведенный до крайности Виталик, размахивая кулаками, ринулся ко мне, но по дороге угодил ногой в нору.
У страха глаза велики! Меня никто не преследовал. Миша прикладывал листок подорожника к опухшей щеке Виталика. А я на расстоянии наблюдал за происходящим, но подойти не решался. Через некоторое время Миша сам подошел ко мне.
– Ну, ты и бегаешь! Зачем стрелял в этого засранца? Попробуй теперь одежду отмыть. Подожди, еще от Кати отгребать будешь! – смеялся он.
– На кой пень ты на меня его бросил? – опечалено спросил Виталик.
– Да я случайно, Виталик! Рефлекторно.
– Да от твоих рефлексов вся морда горит, будто сто котяр драли. На работе никто не поверит, что это я так на охоте истерзался – тигры в наших краях не живут.
– Зато медведей хватает. Скажешь, косолапый, напал – смеясь предложил я, глядя на Виталика.
– Медведь, говоришь, напал? – заорал Анатолий, потянувшись к ружью.
И быть бы беде, не вмешайся Миша:
– Мужики, хватит спориться! Пойдемте обдирать сурков и мыться – больно запах у вас неприятный.

rojdenie strasti 4

Результат охоты и появление страсти охоты на мелкого зверька.

Освежевав у ручья трофеи, постирав, как могли, свою окрашенную амуницию, мы отправились в обратный путь. Охота удалась, думал я, прыгая на скачках за спиной Миши, опасливо прислушиваясь к реву мотоцикла сзади.
Полмесяца Виталик не разговаривал со мной, но после мировой со следующей зарплаты, наша дружба окрепла. Когда я пришел к ним в гости, Катя не обмолвилась ни одним плохим словом о той охоте.
Вот так я стал охотником.

Нет комментариев

    Оставить отзыв