Новости

Очнись, Россия!

Хотелось бы поговорить, как обстоят дела в охотничьем хозяйстве страны, как мы охотимся, вспомнить и учесть прошлые ошибки и подумать о будущем, как не наступить на те же грабли.

К чему пришли

Власти «осчастливили» охотников неоднократными изменениями в Законе «Об охоте» и Правилах охоты, сократили весеннюю охоту с 16-ти до 10 дней. А в интересах охотника опять ничего. Обращения ученых, выступления охотничьих СМИ, письма охотников наконец дошли до президента.

В. Путин 18 сентября 2012 года подписал «Перечень поручений» правительству по вопросам рационального использования природных ресурсов, охраны объектов животного и растительного мира с конкретными задачами и сроками исполнения. А на основании распоряжения руководителя Администрации Президента РФ от 24.07.12 г. № А4-9713 Контрольное управление президента совместно с аппаратами полномочных представителей президента в федеральных округах провело проверку эффективности действующей системы охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира.

Результаты проверки К. Чуйченко, руководитель Контрольного управления 04.12.12 г. изложил в «Докладной» на имя В. Путина. В ходе проверки выяснилось, системы управления как таковой нет, нормативно-правовое регулирование в данной сфере неэффективно, должного финансирования нет, соответствующий контроль не ведется, достоверный учет численности охотничьих животных отсутствует. Оценка работы МПР в этой области негативная, и предложено создать Государственный орган по управлению охотой и охотничьей отраслью. Президент наложил резолюцию — «Согласен».

Что тут началось! Совещания, собрания… В общем, проблему создания Госоргана в МПР заболтали, и все остались при своих интересах. По-видимому, на основе «поручений» президента и «Докладной» К. Чуйченко МПР вдогонку «Стратегии» написало Госпрограмму РФ «Воспроизводство и использование природных ресурсов на 2012—2020 годы». Программа включает подпрограммы: «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр», «Использование водных ресурсов», «Воспроизводство и использование охотничьих ресурсов». Выходит, «Стратегию» до 2030 года уже выполнили? Работа чиновниками проделана «титаническая», и ее результаты можно измерить только «тонно-километрами» исписанной бумаги.

Нас, конечно, заинтересовала подпрограмма «Воспроизводство и использование охотничьих ресурсов», на которую государство выделило 8 512 096,58 тыс. руб. Из них 66% будет потрачено на реализацию «Обеспечения эффективного исполнения переданных полномочий Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов». Есть что «пилить»!

Изучая названную подпрограмму, возник ряд вопросов и критических оценок. Для примера приведу высказывание д.б.н. А. Данилкина: «Цель анализируемой подпрограммы благая — обеспечение сохранения и воспроизводства охотничьих ресурсов. Задача та же — обеспечение сохранения и воспроизводства охотничьих ресурсов. Редкий случай, когда цель и задача совпадают, что обычно бывает в студенческих курсовых работах! И сразу же настораживает тот факт, что при этом ни слова по «увеличению» охотничьих ресурсов. Видимо, это государству и охотникам не нужно». Не знаю, как охотникам, а МПР точно не нужно.

Что это за прирост численности лося с 22,1% в 2011 г. до 23,5 к 2020 г.? На примере Ивановской области из статьи С. Буслаева «После дележа, или Куда пропали лоси?» («РОГ» № 26, 2015 г.) мы «прирост» видим такой. В 2013 г. лосей было 6692 особи, а на 1 апреля 2015 г. стало 3510. Вот так приросло!

Не лучшим образом обстоят дела и в других регионах. По кабану я уж молчу. АЧС выкосила этих животных. Хотя кабан заметно прикрывал лосей. И, как всегда, об интересах охотника ни слова. Я еще раз обратился к статье 9.1. Конституции РФ, где говорится: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории».

Рыба и охотничьи животные, как я понимаю Конституцию, есть природные ресурсы и они принадлежат народу бесплатно. Например, как воздух. Закон «Об охоте», ст. 14.3., определил: «Любительская и спортивная охота в закрепленных охотничьих угодьях осуществляется при наличии путевки (документа, подтверждающего заключение договора об оказании услуг в сфере охотничьего хозяйства) и разрешения на добычу охотничьих ресурсов, выданного лицу, указанному в части 1. ст. 20 настоящего Федерального закона».

По поводу услуг Закон «Об охоте» ст. 1.12. указал: «Услуги в сфере охотничьего хозяйства — услуги, оказываемые охотникам, услуги по изучению охотничьих угодий и иные услуги, определяемые в соответствии с общероссийскими классификаторами видов экономической деятельности, продукции, услуг». Налоговый кодекс определил, ставки сбора взимаются только за охоту на копытных, медведей и некоторых птиц. Охота на массовые виды должна представляться бесплатно!

Надеюсь, что я убедил в первую очередь самого себя и остальных охотников в том, что Закон «Об охоте» и «Налоговый кодекс» четко определили, за что надо платить. Как пишет Л. Грудев в статье «Как искоренить беспредел» («РОГ» № 27, 2015 г.): «В контексте гражданского законодательства «разрешение» на добычу вообще не имеет и не может иметь к охоте никакого отношения. Этот государственный документ должен выдаваться в целях решения конкретных государственных задач: когда необходимо добыть особь краснокнижного вида или отстрелять определенное количество особей в закрытые для охоты сроки».

Охотнику должна выдаваться путевка с указанием конкретных мест охоты, перечнем потребованных им платных услуг в соответствии со ст.1.12 Закона «Об охоте». Мы все помним, как нам объяснял А. Берсенев, за что берут деньги при выписке «разрешения» на охоту в общедоступных угодьях. За телодвижение «государственного» лица при выписке документа. А теперь зададимся вопросом: «Почему охотпользователи торгуют тем, что им не принадлежит?» Ответ лежит на поверхности — попустительство государственных органов власти. Мы же вступили в «базарные», то бишь рыночные отношения. Торгуй кто чем может, и даже совестью.

Руководителям обществ охотников следует просчитать, во что хозяйствам обойдется выполнение требований Конституции, Закона «Об охоте» и «Налогового кодекса». Если необходимо повышение членских взносов, обсудите с охотниками, они поймут. Только не лукавьте и не лгите.

Простые охотники сознают, что охотиться они могут только в своих приписных хозяйствах. В частных и коммерческих нас с тощими кошельками не ждут. Надо спрашивать с руководителей обществ охотников, почему они нарушают наши конституционные права, требуя деньги за то, что им не принадлежит. Если считаем, что нарушены наши права, то — в суд, вплоть до Конституционного.

С 3 по 5 июня 2015 г. в Кирове на Международной научно-практической конференции, посвященной 50-летию подготовки охотоведов «Биологические ресурсы: состояние, использование и охрана», все выступавшие сошлись во мнении: «Хуже никогда не было», «тем путем, которым развивается сегодня охотничье хозяйство, идти совершенно невозможно».

Н. Краев прямо назвал 2009 год годом похорон надежд на нормальное управление охотничьим хозяйством» (Е. Целыхова). Это видно также из сообщения Росстата (форма 2ТП-охота) за 2013 год. Затраты на ведение охотничьего хозяйства составили 6 718 304,2 тыс. руб. Расходы федерального бюджета — 4 707 190,8 руб., а охотпользователей — 785 861,2 тыс. руб. Доходы от реализации продукции охоты и оказанных услуг — 2 960 460,3 тыс. руб. Убытки астрономические — 3 767 853,9 тыс. руб. Так вести охотничье хозяйство расточительно! Проснись, власть!

Чего надо добиваться

Первое. Ученым и специалистам охотничьего хозяйства требовать от власти включения охоты и охотничьего хозяйства в «Общероссийский классификатор видов экономической деятельности» (ОКВЭД). Мы печемся об охоте и охотничьем хозяйстве, а по мнению власти, охотничьего хозяйства, как такового и нет. Поэтому и не нужен Государственный орган по управлению охотой и охотничьим хозяйством, так как нечем управлять! Жизнь показала — необходимо создать Госорган и отдать функции управления охотой и охотничьей отраслью специалистам, а не привлекать со стороны «эффективных менеджеров». И только после этого разработать новый Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве». Разработку закона надо доверить ученым и специалистам.

И последнее. К выводу охотничьего хозяйства из глубочайшего кризиса привлечь простых охотников. А то власть, как тот медведь, хочет, чтобы в улье был мед, но без пчел. Вот «изложил ума холодных наблюдений и сердца трепетных надежд» и в то же время понимаю, что в моих рассуждениях много слабых мест. Поэтому прошу читателей: если я не прав, возразите, если в чем-то прав, поддержите. Но только не молчите!

Нет комментариев

    Оставить отзыв