Новости

На вяхиря с подхода

Оговорюсь сразу, речь пойдет об охоте на юге России, которая несколько отлична от охоты в Средней полосе и на Северном Кавказе. Здесь есть своя специфика, которая заключается в обилии кормовых полей, а следовательно, и некоторой избалованности этой птицы.

В самом начале сезона голубь у нас кормится на стерне пшеничного поля, можно наткнуться на стайку и на кукурузном поле, где птицы лакомятся молодыми початками молочной спелости.
С начала сентября вяхири перемещаются на посевы подсолнечника. Где и держатся до самой уборки и перепашки.

Нет, ждать стайку, расставив чучела и сидя на стульчике в тенечке да попивая чай или минералку, конечно, приятней, чем бить ноги по полям в тридцатиградусную жару. Особенно, когда приходится продираться через высокий и мощный подсолнух, заросли вредной для здоровья амброзии и прочие колючки, глотать пыль на жаре да зарабатывать и усугублять уже имеющийся варикоз.

К тому же охотник подвергается реальной опасности со стороны любителей стрелять на звук и шорох. Приходилось сталкиваться в зарослях с удивленными лицами поклонников такой явно не голубиной охоты.

Все так, но… Кормовые поля зачастую представляют необъятные, громадные по площади массивы монокультуры. Этих полей много. И определить, где он, этот драгоценный коридор или заветная «кормежка», ну никак не получается или просто нереально. В конце концов, долго сидеть надоедает. Остается одно — ходить. И ходить трудно и много. Иногда с маниакальным упорством. Поверьте, голубь того стоит. Для меня, по крайней мере.

Ибо, являясь приверженцем голубиной охоты, я «хожу по вяхирю» с открытия и до самого его отлета. На другую дичь переключаюсь только попутно.
Итак, ходьба. Первое — где ходить? Берем примыкающие к кормовому полю лесополосы. Но не все, высокоствольный «чистый» березняк голубь игнорирует, предпочитает захламленные старые посадки акации, где может отдыхать и кормиться, выбирая теневую сторону. Но нередко слетает и с солнечной стороны. Если к лесополосе примыкает дорога, то такое место для дичи малопривлекательно. Не любит беспокойства. Хотя, не без исключений, камешки-гастролиты птицам необходимы. Случается, поднять и с проселочной грунтовки.
Если заброшенная старая грунтовка идет вдоль нужной лесопосадки — хорошо. Можно поднять либо отдыхающего, либо кормящегося голубя. Ведь голубиное расписание — вещь слишком условная.

Поднять-то мы подняли, теперь второе, это стрельба. Как отметил в своей статье Сергей Юрьевич, возможна лишь стрельба навскидку. И если поднялся с треском, громко хлопая крыльями и выписывая кульбиты кормящийся голубь — здесь только навскидку. Сидит птица, как правило, метров двадцать или тридцать от края поля. А уходит мгновенно, промедление здесь «смерти подобно». И нужный охотнику навык необходимо осваивать и поддерживать регулярными тренировками. Иначе стрельба превращается в нервотрепку.
Если поднялся с дерева, может уходить обратно через посадку, один раз видел даже вдоль полосы, сквозь деревья!

Двустволка на охоте предпочтительнее, так как 7-й номер в одном из стволов оставляет больше шансов охотнику, я же хожу с полуавтоматом и мой номер дроби — это «пятерка». Ведь поднявшуюся с засохшего дерева метрах в пятидесяти пару голубей достать может только мгновенный дальний выстрел. Об упреждении говорить можно долго, оно просто огромное. Так как скорость полета вяхиря около 18 метров в секунду. Прошу не судить меня строго, но я просто стреляю «в сторону» от стремительной птицы. И часто попадаю! Найти сбитого голубя в подсолнухе нетрудно, важно лишь заметить место падения и идти как к перепелу, не отрывая взгляда.

Единожды за сезон случается удача — поднимаю стаю птиц. Где-то читал, что стрельба по стае нерезультативна. Так оно и есть, и выцеливать нужно только конкретную мишень. А «дробоед» не панацея, и только капризный механизм моего ТОЗ-87М иногда спасает от перерасхода патронов. И опять ситуация складывается в пользу классической двустволки.
Третье — экипировка. Лучше всего подойдет легкий камуфляжный костюм, средний по размеру рюкзак, куда войдут три или четыре полнокорпусных чучела, чтобы было с чем посидеть в засидке. Посидеть все же придется — целый день выходить нереально, и если определить голубиный маршрут к водопою, тут они и пригодятся. Отдых усталому охотнику «за пятьдесят» просто необходим. А вот на ноги приходится надевать короткие резиновые сапоги — порой приходится преодолевать заболоченные низины и овраги. В жаркую погоду — это всегда дискомфорт, но необходимо терпеть.

Запас воды даже не обсуждается, без него такая охота просто невозможна.

Голубей в наших краях много не бывает. Поэтому мои охоты изнурительны и малодобычливы, один трофей за выход — уже хорошо, не пустой. Но зато и хожу я в полях один. Есть, конечно, и кроме меня, любители пострелять; слышу выстрелы, но они обычно ждут вяхиря с комфортом в местах пролета утром или вечером. Ходоков я не встречал никогда.
Чем привлекает меня такая изнурительная ходьба-охота за вяхирем? Да, наверное, трудностью добычи нечастого трофея. Бывает, конечно, и голубь летит как дурной на выстрел, но такое случается крайне редко. Да и без долгой ходьбы в таком деле не обойтись: перспективные места, пути пролета узнаются только длительным наблюдением, разведкой на месте, а значит — «бить и бить охотнику ноги».

Как правило, осенний витютень — добыча нелегкая, трудовая. Немало пота прольешь, нервов потратишь да пыли наглотаешься, пока добудешь. За то и ценится он в нашем охотничьем кругу.

Нет комментариев

    Оставить отзыв