Новости

На открытии в Уломе

С другой стороны, озвучить полезный опыт и свои взгляды на современное состояние охоты, сформировавшиеся за долгие годы, проведенные в поле и в общении с настоящими знатоками своего дела, «охотничье» воспитание и «корпоративность» просто обязываеют.

Прошлый год — это сушь великая. Там, где ходили под мотором, особо не опасаясь винтом за корягу задеть, можно было «гулять» свободно, блесны и воблеры, потерянные собирая, а местами и на машине по дну водохранилища проехать.

Такая малая вода, конечно, не редкость. Помню, лет этак десять назад такое случилось. Не по осени, когда энергетики воду срабатывают, а весной, по срокам с пролетом водоплавающих совпавшим. Утка ушла, практически не загнездилась, и охоты по осени очень бедными были года два или три. Восстанавливалась численность утиного поголовья медленно, особенно кряквы. Видимо, отвыкла утка от своих старых мест, родных, сменив в засушливый год свою «прописку», где с водой было благополучнее, там и осела.

Прошлое лето и осень тоже безводные были. Охоты из-за этого бедными оказались. Лето не жарой, а пересохшими болотами и плесами отметилось. Осенью утка местная немногочисленная, не только благородная, но и нырковая, в том числе пролетная, вела себя непредсказуемо. В угодьях, где прежде даже по малой воде на добычу можно было рассчитывать, в местах, оставшихся влажными и кормовыми, живности никакой не было, ни утки, ни долгоносиков.

А когда к концу октября Рыбинка так обмелела, что не везде на моторке пройдешь, а Молога местами почти в берега вошла, оставалась лишь надежда на снежною зиму. Но снега в прошедшие зимние месяцы выпало меньше нормы, и в апреле, хотя воды прибавилось немного, говорить о паводке или хотя бы о небольшом разливе не пришлось.

Но утка была, хотя пролет дату открытия весенней охоты недели на полторы опередил. Народ в Уломском о/х в основном поохотился весьма достойно. Десять апрельских и майских дней, как это всегда бывает, пролетели незаметно, оставалось ждать августа — начала летне-осеннего сезона по водоплавающим.

Конечно, для вологодской Уломы открытие 15 августа несколько рановато, недельку бы повременить. Но «наверху» виднее. С уткой, вставшей на крыло, было все в порядке, а хлопунцов и поздние выводки в Уломе если кто и возьмет, то лишь по неосторожности, порядок здесь поддерживают не только егеря, но и постоянные завсегдатаи этих угодий.

Стрельба в субботнее утро была плотная, норму, кто с ружьем дружит, взяли все. Что отрадно, очередей «автоматчиков» почти не было слышно. Один-два выстрела, реже три, а чтобы кто-то полностью «разрядил» пятизарядку, услышать не пришлось. Что это, патрон дорогим стал или культуры охоты прибавилось? Хотелось бы надеяться на последнее. Хотя можно объяснить «безажиотажную» стрельбу грамотно поставленными егерями шалашами, где не только утки оказалось в достатке (в дальних выстрелах не было нужды), но и места кормовые, присадочные, от волны защищенные, что в ветреную погоду особенно важно (и стрельба несложная).

В целом удачное начало августовской охоты отчасти можно объяснить грамотной «весенней кампанией». Хозяйство каждого охотника обеспечивало подсадной, «бродячих» стрелков не было, зато контроль был. Нагрузка на угодья более чем «терпимой» оказалась, точно спланированной, утку не разогнали, и все это сказалось положительно на количестве дичи, «поспевшей» к основному сезону охоты по водоплавающим.

Пора, наверное, прекратить «стенания», что опять пролет прошел, с открытием не угадали, весна не удалась, патроны остались целы, теперь надежда на осенний «вал», которого в последние годы как-то не наблюдается в хозяйствах, где с местной уткой особого порядка нет. Нужно на свою, местную, дичь рассчитывать (о гусе разговор отдельный) и немного стараться к этому усилия прикладывать не только охотпользователям, но и охотникам.

Как-то не хотят принимать и понимать охотники разумные ограничения, скорее ближе основной массе владельцев охотничьих ружей этакая вольница. Что, собственно, и происходит в ряде охотничьих хозяйств. Нет рачительного подхода, живут одним днем.

В Уломе все по-другому. Не только разумно нагрузки распределят по угодьям, но и некоторые территории «тормознут» на пару недель, чтобы утке было, где пересидеть, пока у охотников первый запал схлынет.

Здесь вспомню «старые времена», когда птицы много больше было, а нормы добычи значительно скромнее — 3 головы против сегодняшних 5 уток в день. Но это в области решают, здесь у охотхозяйства даже права совещательного голоса нет.

Многих охотников небезосновательно волнует, кто должен определять, как и когда применять так называемые «навязанные услуги». Можно об этом говорить, спорить, но если не егерское обслуживание, то контроль строгий необходим. Кто в норму добычи ненайденных уток и подранков включает? Ответ очевиден, практически — никто. Так что пока ответственных охотников немного, администрация о/х вправе (пусть индивидуально) «навязывать» егерскую «помощь».

Опять вспоминаю — была графа в путевке хозяйств ВОО — три или четыре патрона на одну утиную голову. Конечно, за выполнением «лимита» особо егеря не следили, но безбашенную стрельбу пресекали. Сейчас «правильным» охотникам замечание никто не посмеет сделать, коих, судя по автоматным очередям и грохоту патронов магнум, через реку на тверском берегу в частных угодьях на открытии собралось предостаточно.

Несколько слов на «собачью» тему.

Слава богу, что уломские угодья, по ряду объективных причин, охотников с подружейными собаками не привлекают. Смею заметить, что более раннее открытие по мелочи для владельцев легавых в первую очередь продиктованы заботой о развитии охотничьего собаководства. Но в разумное понимание не укладывается норма — три охотника на одну собаку. Здесь забота (ранние сроки открытия) о собаке, а не для развлечения двух друзей владельца сеттера, курцхаара, спаниеля…

Послушаешь иной раз «откровения» собачников, сразу с пониманием начинаешь воспринимать обязательное наличие егеря на подобных охотах.

Думаю, разумные решения в охотничьем департаменте МПР со временем дадут свои ростки. И охотничьи хозяйства, как Уломское, не будут редкостью, или хотя бы не исчезнут. Хотя само по себе редкость, что в Уломе удалось сохранить грамотный егерский коллектив, с традициями, заложенными более полувека назад, не растерять присущую местным жителям доброжелательность, открытость и ответственность за порученное дело.

А если говорить о доступности охоты, не принимая во внимание необходимые и разумные ограничения, а лишь ее финансовую составляющую, то не охота — дорогая, а мы в своем большинстве народ — малосостоятельный. Но это уже вопрос не к обществу охотников, не к охотпользователю, не к охотничьему хозяйству, а к руководству страны (может, отчасти и к себе) — почему в самой богатой природными ресурсами стране такие бедные ее сограждане?!

Нет комментариев

    Оставить отзыв