Новости

Лось — народный, но не мой!

Леонид Дмитриевич Грудев опять «не понял». Из гневной отповеди («РОГ» № 30) явствует одно: он озабочен только своей персоной, а не установлением истины по делу. Естественно, мне известно, что про общенародное достояние придумал не Грудев, мне даже известно, что эта формула возникла задолго до принятия Федерального закона «О животном мире». В моем отзыве («РОГ» № 29) критиковалась паралогическая цепочка умозаключений Леонида Дмитриевича. Совершенно очевидно, если брать во внимание законы формальной логики, то «общенародность достояния» отнюдь не означает, что каждый пользователь природными ресурсами (или не пользователь, а просто гражданин России) имеет право собственности на природные ресурсы.

Объявлять охотников совладельцами животного мира означает в очередной раз напускать «голубой туман» на читателей, неискушенных в вопросах права. Как преданный поклонник таланта Леонида Дмитриевича, я делаю этот намек на одну из его широко известных публикаций, дабы Леонид Дмитриевич убедился в том, что я внимательно слежу за его жизнью и деятельностью, испытывая смешанные чувства любви и иронии: «Платон мне друг, но истина дороже».
Заблуждения Л. Грудева не должны приводить к блужданию в потемках других. Моя цель поправить его ошибки (вот почему я употребляю мягкое выражение «голубой туман» вместо грубого «пудрить мозги»).

Я не стал бы вообще трогать Леонида Дмитриевича, если бы искренне не считал необходимым направить его энергию в правильное русло логических построений. Отринуть его от передергивания тезисов. Каждый, кто читает Л. Грудева, должен помнить: доверяй, но проверяй! И последний отклик Грудева («РОГ» № 30) тому пример — тезисы опять передернуты.

Уважаемые товарищи охотники, помните! Вы — не собственники и не совладельцы природных ресурсов. Вы — их пользователи. Пользователи в тех условиях, какие определяет закон. Именно закон право собственности на животный мир, закрепленное за государством (в отношении природных ресурсов как публичной собственности), позволяет конвертировать в ваше право частной собственности на конкретный объект животного мира вследствие охоты или иного законного присвоения. В отличие от грибов, которые, за редкими краснокнижными исключениями, может обратить в свою собственность каждый собравший их, охотничьи животные перейдут в вашу собственность только по разрешению государства и на им определенных условиях. И это не ущемление прав народа — это попытка сохранения охотничьих животных (рационального использования) как общенародного достояния для будущих поколений.

Итак, публичный характер собственности указывает на ее предназначение. Она существует для обслуживания интересов народа. Но это не означает, что каждый из нас ее совладелец. Именно этого «не понимает» Л. Грудев, упорно продолжая подменять тезисы («РОГ» № 21, 20–26 мая 2015 г.; «РОГ» № 30, 22–28 июня 2015 г.).
Да, Закон «Об охоте…» плохой. И озаботиться этим необходимо. Но идея Леонида Дмитриевича не может служить фундаментом для ниспровержения установленного порядка пользования охотничьими животными. Ибо — ересь!

Нет комментариев

    Оставить отзыв