Новости

Как формируется антиохотничья псевдонаука

Перейти к статьям:

«На какие данные опираются антиохотники?»

«Псевдозащитники дичи»

Изучение антиохотничьих кампаний последних лет обнаружило еще один замечательный случай. Интересен он тем, что ученый, активно выдвигающий антиохотничьи тезисы, одновременно причастен и к власти, и к образованию, и к общественным организациям.

Знакомьтесь — А.П. Савченко, доктор биологических наук, заведующий кафедрой Института экономики, управления и природопользования Сибирского федерального университета.

Масштабу и широте деятельности (о них — позже) этого крупного сибирского ученого, педагога, общественного деятеля, фотографа дикой природы соответствует и разнообразие методов дискредитации охоты и охотников (в моем понимании, обоснованность которого я попытаюсь показать в этой и последующих заметках).

Здесь опишу приемы, использованные А.П. Савченко в статье «Фенология брачного поведения глухаря Tetrao urogallus L. на территории Центральной Сибири», опубликованной Вестником Красноярского государственного аграрного университета в 2012 г. (№ 9, стр. 90–94). Статья излагает результаты многолетних обследований глухариных токов, проведенных профессором А.П. Савченко и кандидатом биологических наук И.А. Савченко. Пронумеруем интересующие нас тезисы.

1. В начале статьи приводится мнение другого ученого, согласно которому снижение запасов глухаря произошло в результате: а) общего сокращения пригодных угодий; б) их интенсивного хозяйственного освоения; в) роста числа охотников-любителей.
Авторы соглашаются с этим мнением; охота, как мы видим, — третий фактор.
2. Далее эти ученые пишут, уже от себя, что «весенняя охота на глухариных токах является значительным лимитирующим фактором» и приводит к сокращению численности глухаря «на большей части Центральной Сибири».
Подтверждающих данных или ссылок на такие данные не приводится. Выбытие и деградация мест обитаний уже не упоминаются — только охота.
3. «Охота на токах, — говорится далее, — нежелательна и может проводиться только в заключительной фазе преимущественно в малонаселенных и удаленных от населенных пунктов угодьях».
Тут авторы уже определяют начальные временные и пространственные границы весенней охоты.
4. В заключение статьи они идут еще дальше, заменяя «нежелательность» на «недопустимость», предопределяя стабильностью краткого срока и конечную точку: охота на токах в определенные фазы тока «недопустима, как не может быть оправданно и увеличение сроков весенней охоты».
5. Пиковая формулировка — в резюме статьи, кратком изложении ее содержания и результатов.

Именно на резюме все просматривающие сборник, естественно, обращают внимание в первую очередь, это — квинтэссенция любой научной публикации. А пишут ученые Савченко, что «крайне отрицательное воздействие на популяционную структуру рассматриваемого вида оказывает весенняя охота». Всего вида, на всем ареале, в любой местности, в любые сроки, в любые фазы тока.

Что скажет доверчивый читатель, ограничившийся пятью строками резюме? Он скажет: красноярские ученые доказали пагубность и, следовательно, недопустимость весенней охоты на глухаря.

Но тот, кто прочтет всю статью, убедится — никаких доказательств она не содержит. Собственно, задача этой заметки, ее публикации в популярном издании, предназначенном широким охотничьим кругам, напомнить охотникам о «нежелательности и недопустимости» некритического восприятия антиохотничьих тезисов, сколь бы авторитетен ни был статус авторов и издания.

А.П. Савченко и И.А. Савченко дали нам редкостно подходящий для этой цели образец.

Ведь чем восхитительно хороша эта публикация? Абсолютной неприкрытой голословностью авторских выводов относительно воздействия охоты.

Дело даже не в том, что статья содержит несколько одинаково категоричных и при этом не согласованных друг с другом утверждений относительно значения и последствий охоты. Не в том, что авторы, обследовав 35 точек-токов в широтных полосах общей сложностью в 4 градуса, позволили себе утверждения о большей части 16-градусной полосы центрально-сибирского ареала глухаря, а в резюме размахнулись на весь ареал вида. Не имеющему никакой биологической подготовки, но внимательному читателю уже этого будет достаточно, чтобы усомниться в дельности статьи.

Однако особая ее ценность — статья, несомненно, может стать замечательным пособием для изучающих начала логики, — в наглядности, выпуклости главной нелепицы.

Дело в том, что, как следует из статьи, на обследованных токах охота не проводилась!

Любому известен древний афоризм — «Все познается в сравнении». Многие знают, как испытываются новые медицинские препараты: добровольцам даются одинаковые на вид таблетки, но одним даются только меловые (плацебо, обманка), а другим — с лекарством.

Самый далекий от науки человек точно знает, что, если его после дружеской вечеринки поташнивает, допустимы лишь предположения о причинах — надежно выяснить их можно только последовательной переменой как минимум закуски и, если не поможет, напитка (или его дозы).

Изучение неопромышляемых токов без сравнения с опромышляемыми в принципе не может быть основанием для однозначных выводов о воздействии охоты, и тезисы статьи о нежелательности, недопустимости и, наконец, пагубности весенней охоты — чистая, не замутненная ничем псевдонаука.

Искусственное вплетение в действительно научное исследование идеологических деклараций — дело нередкое. Но обычно этим декларациям придается какой-то наукообразный вид, например, они снабжаются неопределенными отсылками к труднодоступным источникам. Ученые Савченко не стали усложнять нам задачу, за что им огромная благодарность.

А пагубность весенней охоты — устойчивое верование профессора А.П. Савченко. В позапрошлогоднем интервью РИА Новости («Запрет весенней охоты спасет сибирских птиц», 01.04.2013) он выразил его однозначно: «Весь мир идет от охоты в экологический туризм. Закрытие весенней охоты — первый и необходимый шаг в этом направлении» (второй, надо полагать, закрытие охоты остальной).

Ссылка на это интервью размещена на сайте возглавляемой профессором кафедры без каких-либо комментариев, так что журналист ничего не исказил, и подлинная цель А.П. Савченко — полный запрет любой весенней охоты.

Геблеровское экологическое общество в ходе прошлогодней кампании по сбору подписей под петицией министру С.Е. Донскому об установлении «окончательного запрета весенней охоты на птиц в Российской Федерации (за исключением регионов Крайнего Севера)» заслуженно рекомендовало это интервью в числе важнейших дополнительных материалов. Оно было поставлено на второе место, сразу за статьей О.А. Горошко («Псевдозащитники дичи»), творчество которого мы уже в «РОГе» разбирали (№ 14, 2015 г.).

Собственно, и разборы такие нужны как раз для того, чтобы охотники понимали: не все, что пишут профессора и доценты, наука; что биологи (зоологи, экологи, охотоведы) — разные, и к их словам и текстам нужно относиться критически; что обнаружение признаков лженауки во многих случаях доступно и людям, не имеющим специальной подготовки.

Охотничьему сообществу особенно важно понимать, с кем оно имеет дело, когда такие любители подменять факты идеями занимают серьезные позиции в охотничьей отрасли, участвуют в принятии решений.

Например, профессор А.П. Савченко в Сибирском федеральном университете возглавляет не какое-нибудь стороннее направление. Он руководит кафедрой — не удивляйтесь — охотничьего ресурсоведения и заповедного дела, которую многие считают кузницей охотоведческих кадров. Например, в числе ее выпускников — курирующий охоту замминистра природных ресурсов и экологии Красноярского края, инспектора госохотнадзора по группам районов, должностные лица особо охраняемых природных территорий. Нетрудно догадаться, какие предубеждения внушались этим студентам.

Профессор заседает также в Охотохозяйственном совете при правительстве Красноярского края. Легко предположить, какие позиции там продвигаются.

Кроме того, он соучредитель и исполнительный директор Независимой общественной экологической палаты (с правом предпринимательской деятельности), член множества приправительственных краевых органов — общественного совета по охране окружающей среды, комиссии по вопросам размещения объектов строительства на особо охраняемых природных территориях, комиссии по вопросам охраны «краснокнижных» видов, антикризисного центра, научно-технического совета по вопросам природопользования, общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии. Нет оснований думать, что в этих органах позиция профессора различается.

Некоторые другие антиохотничьи высказывания и действия профессора А.П. Савченко я опишу в следующих заметках, эту же закончу пожеланием — охотникам всех регионов стоит, на мой взгляд, интересоваться тем, какие ученые включаются в отраслевые совещательные и консультативные органы государственной власти, привлекаются ими к подготовке, обоснованию и экспертизе охотхозяйственных проектов, обеспечивают поддержку тех или иных инициатив, склонны ли они выдавать свои личные этические или эстетические предпочтения за научные истины.

Нет комментариев

    Оставить отзыв