Новости

Финский опыт созвучен моим мыслям

 

Необходимо вспомнить, что Финляндия более 100 лет входила в состав Российской империи и в начале XX века финская охотничья отрасль была точно такой же, как и в России тех лет: на первом месте стояла промысловая охота на пушнину и боровую дичь. Охота на копытных (на лося в первую очередь), конечно, производилась, однако охотой это трудно назвать.

Здесь больше подходят слова «тотальное браконьерство». Но за прошедшие с того времени годы охотничье хозяйство Финляндии стало разительно отличаться от российского. Особенно заметные перемены произошли после Второй мировой войны. Сейчас охотничье хозяйство Финляндии ориентировано в первую очередь на охотников-любителей.

Гордость финнов — охота на лося. Такая маленькая страна добывает около 40 тысяч особей лося в год, для сравнения: официальная добыча этого зверя в России в 1,5 раза ниже, даже если учесть предполагаемую незаконную добычу. Все это еще и при том что территория нашей страны в 200 раз больше. Также вызывает удивление тот факт, что процент добычи лося очень высок, до 50% от зимней численности.

Сами финны утверждают, что такой высокий уровень добычи есть результат планового управления популяциями. Для того чтобы добиться современного состояния, в 70–80-х годах ХХ века была проделана специальная работа. Сейчас доля сеголетков в общем объеме популяции лося достаточно велика (в Финляндии свыше 50%). Они наиболее подвержены естественной смертности — от хищников, от болезней, от несчастных случаев и т.д.

Поэтому финны считают, что при добыче лося надо в первую очередь добывать особей в возрасте до года. Их добыча составляет 40–50% от общего объема добычи. По крайней мере, часть добытых сеголетков все равно бы погибла по другим причинам. Как утверждают финские специалисты, рост численности лося, соответственно и увеличение его добычи, обусловлено именно увеличением доли сеголетков в общем объеме добычи. За счет отстрела преимущественно молодых особей, сохраняется большая часть животных-производителей, создается оптимальная для воспроизводства возрастная структура популяции.

Финский опыт оказался созвучен моим собственным мыслям. Сам я являюсь охотпользователем в одном лесном районе Нижегородской области. Наше охотничье хозяйство имеет площадь около 34 тысяч гектаров. На этой территории обитает примерно 60–80 лосей, ежегодно устанавливается квота их добычи от 3 до 6 особей, причем из них за пять последних лет был выделен всего один сеголеток (поскольку норматив добычи особей до года может быть не более 20%). И таких маленьких хозяйств, которые могут добывать меньше четырех лосей, т.е. вообще не добывать сеголетков, в России большое количество.

То есть мы добываем гораздо меньше сеголетков, чем 20%, предусмотренных нормативами добычи. А добыть сеголетка по разрешению, выданному на добычу взрослых особей, нельзя, это статья 7.11 часть 2 КоАП РФ: «Добыча копытных животных и медведей, относящихся к охотничьим ресурсам, без разрешения, если разрешение обязательно, либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением, влечет лишение права осуществлять охоту на срок от одного года до трех лет».

Получается, у охотпользователя такой выбор: или вредить собственному хозяйству и соблюдать закон, или закон нарушать, но хозяйствовать правильно. Один мой знакомый охотпользователь специально заказывает квоту добычи около 25 особей, хотя ему надо добыть не больше 10, только затем, чтобы получить 5 разрешений на сеголетков. Но у него в хозяйстве численность лося позволяет устанавливать такую квоту, а что делать тем, кто использует всю квоту?

На мой взгляд, необходимо использовать финский опыт и изменить нормативы добычи лося в части добычи особей до года, установив минимальный, а не максимальный процент от общей квоты, например: «норматив допустимого изъятия лося в возрасте до одного года, без разделения по половому признаку, от 40%».

Нет комментариев

    Оставить отзыв