Новости

Язь больших рек

Наверное, нет такой реки, где бы не водился язь. Но самые матерые экземпляры этой красивой рыбы попадаются именно в руслах Большой воды, где язи тяжелее двух килограммов не редкость, а скорее обычная рыба. Причем на волжских просторах и глубинах заметно уменьшаются основные качества этой рыбы — чуткость и осторожность. Да и немудрено, если ловить язя с глубины шесть-десять метров, на сильном течении у фарватера, где постоянно стучат дизельные движки теплоходов и самоходных барж.

Течение уменьшает осторожность, оно же нередко удваивает силу вываживаемой рыбы, которая, случается, ломает крючки и рвет леску. Справедливости ради следует сказать, что этому разгрому снастей служит и относительно жесткая привязка лески к грузу «кольцовки», в отличие от ловли с удилищем, где есть возможность гасить рывки за счет эластичности лески и гибкости удилища. И в осенний ход крупные язи, случалось, рвали леску, даже довольно толстую. Но именно осенью язь ловится лучше всего, причем берет на крутую манку, связанную для прочности ватой. В летний период, когда вода цветет, клев язя бывает эпизодическим, но также выпадают удачные дни.

Выбор места на большой реке в первое время часто случаен, если не промерять глубину. Потом запоминаются свои особенные места, где на дне есть то ли борозда, то ли камень или топляк. Такие места отмечаются навигатором или по каким-нибудь ориентирам на берегу, что-то вроде: вон, у лысой горы, там, где оползень, где кривая береза, словом, как всегда, попросту…

Обычно у правого берега Волги (по крайней мере, в наших местах) гораздо глубже и течение довольно сильное. Здесь царит «кольцовка» с тяжеленными кольцами и кормушками, поскольку иная снасть здесь — спичка с паутинкой, если можно так сравнить… Теперь о «кольцовке». Для ловли применяется крепкая бортовая удочка с катушкой и жестким сторожком. Для озвучивания поклевки на сторожок ставится маленький колокольчик. Обычно удильник удочки крепят на борту лодки в специальных гнездах почти вертикально.

Кормушка для ловли на тяжелую «кольцовку» в лучшем варианте представляет собой металлический цилиндр с высверленными отверстиями, крышкой и залитым в дно тяжелым грузом. Объем корма, помещаемого в нее, на глазок можно определить так: ведро не ведро, но немногим меньше в нее войдет. На крышку сверху я обычно накладываю кружок резины, чтобы кольцо не стучало по металлу крышки. Сетки-авоськи, используемые для кормушки некоторыми рыболовами, неудобны тем, что когда корм вымоет, они теряют свою форму, и в этом случае возможны зацепы крючков за сетку кормушки.

Свинцовое кольцо имеет прорезь для пропуска в него капронового шнура, но это касается более легких колец, которые, после того как шнур пропущен, просто сжимаются рукой, и прорезь закрывается. Более массивное кольцо рукой не сожмешь. В этом случае в кольце делаются этакие фигурные прорези, через которые шнур сам собой выскользнуть из кольца не может. Можно поставить на прорезь специальную защелку.

После того как бортовая удочка установлена, тяжелая кормушка с кормом отбрасывается от лодки, опускается на дно, и шнур кормушки надежно закрепляется на борту лодки. Затем кольцо с пропущенной в него основной леской как бы надевается на туго натянутый шнур кормушки, прорезь закрывается, и кольцо с подвязанным ниже на вертлюжке подлеском, поводками и крючками осторожно опускается на основной леске ко дну. Резко бросать его не стоит, поскольку в этом случае возможны зацепы за шнур или просто запутается поводок. Плавно уходя вниз, 1,5-3 метровый поводок вытягивается на сильном течении в ровную линию, оставаясь в таком положении у дна, в струе вымываемого из кормушки корма. Дополнительный подпасок-поводок, отделяющий шнур от основной лески, на мой взгляд, усложняет снасть, а на хорошем течении у меня редко случались зацепы и без него.

Кольцо дошло до кормушки. Это видно по вскидыванию сторожка. Чуть подтягивается катушкой леска, сторожок чутко напружинивается, подрагивая колокольчиком, и… остается ждать поклевку.

Но как уже говорилось, при ловле на «кольцовку» есть постоянная опасность зацепов крючков за кормушку, даже если она жесткая. И особенно часто такие неприятные эпизоды случаются в периоды ослабления течения, что на Волге с ее регулируемым течением — дело обычное. И тогда «кольцовка» делается грубой и неповоротливой снастью, совершенно неподходящей к резко поменявшимся условиям.

В первых наших рыбалках у правого берега, которые стали возможны с покупкой моторной лодки, такой поворот событий приводил к завершению ловли, даже если время было совсем еще не позднее. Но затворы ГЭС были уже закрыты, и течение могли дать только утром. Иногда, правда, и ночью «врубали» течение, только толку от этого было мало. Надо же когда-то спать и на рыбалке…

Повод к размышлению дали чувашские рыболовы. Им, живущим на правом берегу, проще было приспособиться к условиям местной ловли. Одним утром мы встали не у правого берега, а у «нашего» левого, под высоковольтной линией, или, как ее называют, «высоковольткой», в устье одной из проток дельты Большой Кокшаги, впадающей в Волгу. Встали здесь, поскольку с отсутствием течения по утрам решили половить на спиннинг. А там, мол, и на якоря будем вставать у Лысой горы, как течение дадут. Но так и не пришлось нам уходить с этого места.

Пока мы цедили блеснами прибрежные ямы и песчаные косы, вылавливая окуней и судачков, в устье стали прибывать лодки соседей с правого берега. Смотрим, уверенно встают на якоря, словно изначально знают, где надо вставать. Так там вроде и неглубоко, не более трех с половиной метров. Чего там ловить? Между тем некоторые рыболовы уже и за подсачеки стали хвататься, в сетках которых заблестело живое серебро… Э-э, и мы хотим так же…

Встали неподалеку на якоря, понятно, на допустимой в негласном рыбацком кодексе дистанции. Место, кажется, хорошее: струи протоки должны встречаться здесь с волжским течением, образуя завихрения-бурыли. Но смущала глубина — не более четырех метров. И течения пока нет. Наши «кольцовки» ухнули в воду и встали колом под самой лодкой. Так дело не пойдет. Тут даже и опускать в воду кольца с поводками нет смысла. Сразу все запутается. Да и рыба не будет брать под самым днищем на малой глубине, когда вода довольно прозрачная. Как ловят соседи? А соседи ловили на довольно легкую снасть, которую можно назвать донкой с кормушкой на леске или прототипом фидера. Как известно, новое есть хорошо забытое старое. Российские рыболовы давно уже ловят снастями, которые потом называются мудреными иностранными словами.

Но у нас таких снастей еще не было. Недавно вышли на большую воду подальше от нашего берега. А вначале бултыхались на прибрежных мелководьях на резиновых надувных лодках, впрочем, иногда с неплохими уловами язя и подлещика на обычные бортовые донки. Решили взяться и здесь за донки, опустив кормушки за борт выше по течению… которого еще не было. Но на донки здесь не ловилось. Может быть, дело в кормушках, которые подвешены непосредственно на леске у самых крючков, поскольку поводки у соседей были довольно короткие.

И тут мне вспомнилось, что в носовом отсеке лежат пустые банки из-под солдатской тушенки. Все планировал их выбросить, а тут, надо же, могут пригодиться…
Просверлили отверстия в банках, нацепили их на леску, набили прикормкой и, отбросив подальше от лодки, стали ждать результата. И он не заставил себя ждать слишком долго. Вскоре сторожки донок стали кивать и позвякивать колокольчиками. Это заклевали подлещики и небольшие язи, которые с появлением течения стали попадаться и более солидных кондиций.

А мы взяли на вооружение эту оснастку для мелководных мест и слабого течения. С появлением фидерных кормушек перешли на них, меняя их в зависимости от силы течения и глубины в месте ловли. А потом появилось и понятие — бортовой фидер.

Нет комментариев

    Оставить отзыв