Новости

В снежном буране

Середину октября 1979 года я встретил в Астрахани, где был по работе. Вместе со мной находился мой сотрудник Анатолий Малышев. Тут стояла тихая и солнечная погода, было даже жарковато.

По окончании дел меня разыскал давний товарищ Владимир Павликов, с которым нас связывали не только деловые отношения, но и неуемная рыбацкая страсть. Вместе с ним мне довелось в 1969 г. избороздить на его катере густую сеть проток знаменитой Астраханской дельты и очень удачно порыбачить в ее недрах. Володя Павликов (так я буду называть его далее) пригласил нас с Толей Малышевым порыбачить в одном из любимых астраханскими рыболовами мест на острове вблизи от села Петропавловка. Планировалось побыть с ночевкой на острове с возвращением в город на следующий день. Вечером нас ждал отъезд в обратном направлении. На вопрос о замене цивильной одежды на более приличествующую занятию Володя заверил нас, что обеспечит всем необходимым. Мы дали согласие и приступили к закупке продовольствия.

Остров был расположен километрах в 60 от города вверх по течению реки. У Володи был очень популярный в ту пору катер «Прогресс» с мотором «Вихрь». Не ведаю, кто и когда снарядил с нами еще одну компанию 18-19-летних молодых ребят на катере «Крым».

Утро в день выезда было мглистым и немного ветреным. Володя, увидев, что мне с расстегнутой нараспашку рубашке прохладно, извлек из носового «бардачка» катера длинный теплый дамский чулок, который заменил шарф.

Прибыв на место, заякорились и приступили к ловле. Здесь Павликов продемонстрировал свое умение и начал бойко таскать с помощью спиннинга, используемого как донка, рыбу, именуемую волгарями шерманом — какая-то разновидность лещовой породы. Поэтому к наступлению темноты в котелке на костре призывно булькала уха, суля плотный ужин. Юнцы на «Крыме» объединились в свою компанию и занялись шумным распитием «красненькой».

По окончании вечернего бдения над крохотной каюткой «Прогресса» натянули брезентовый тент, а решетчатый пол застелили добытыми из «бардачка» старыми куртками, дырявыми одеялами и прочим старьем.

На следующее утро я вылез из своей теплой ячейки на корму катера и с изумление увидел. что вся поверхность острова покрыта шапкой выпавшего за ночь снега. Постепенно начали пробуждаться и остальные. Перебрались на землю, позавтракали. Ловить рыбу уже никому не хотелось, поэтому приготовились к отходу.

Мотор «Вихря» запускался с помощью шкива с намотанным на него шнуром с ручкой на конце. Но сколько Володя ни старался, мотор запускаться не хотел. У «крымчан» мотор запустился без проблем, и Володя обратился к ним с просьбой протащить его катер на буксире, пока он не запустит мотор. После этого медленно двинулись вниз по течению. В это время с неба неожиданно хлопьями повалил такой густой снег, что трудно было разглядеть что-либо за сотню метров.

Говорят, беда не приходит одна: то ли Павликов так разнервничался, что при одном из его рывков неожиданно отломилась литая ножка треноги, крепящей пусковой механизм. Стало ясно, что мотор больше не запустить. Пришлось опять просить юнцов протащить нас на буксире хотя бы до зоны отдыха местного НИИ, где Павликов надеялся выпросить на время двигатель. С неохотой ребята согласились, и спарка из двух катеров медленно двинулась дальше.

Брызги воды со снегом залепляли ветровое стекло, образуя на ветру ледяную корку, резко снижающую видимость. И возникло чувство страха: успеем ли вернуться к поезду?
Впереди нас ждало еще одно испытание. Нужно было миновать Бузанский плес, где сходились русла нескольких рек. Плес пользовался мрачной славой: профиль его дна был таким, что при сильных ветрах на поверхности воды возникали высокие и опасные для малых судов стоячие волны. Помню, когда мы выходили на этот плес, то сквозь ледяное крошево на стекле с ужасом увидели, как наш караван движется прямо на «Метеор» — судно на подводных крыльях, дрейфующее на воде до прекращения снегопада. Но ребята на «Крыме», видимо, вовремя успели сделать необходимый маневр и столкновения избежали.

Заезд в зону отдыха НИИ ничего не дал. С величайшим трудом «крымчан» удалось уговорить протащить нас до Астрахани. Мы неоднократно поглядывали на часы, высчитывая, прибудем ли до отхода поезда. И все-таки счастье нам улыбнулось: «крымчане» вовремя высадили нас на пирс, и времени хватило для возвращения в дом Володи, где нас хорошо накормили и «немножко напоили», и для прибытия к поезду.

Нет комментариев

    Оставить отзыв